Войти!
Запомнить меня
Присоединяйтесь к нам! авторов: 2.9K | книг: 5.2K | произведений: 20K | дуэлей: 2.4K

| Женя

Рассказ


Женя


Макаров Т.

Перед дверью стояла пластмассовая урна, наполненная обрывками картона и тетрадных листков, алюминиевыми банками из-под coca-cola и исписанными ручками. Женя тяжело вздохнула.

- Знаешь, что самое печальное?

- Что?

- В конце жизни все мы оказываемся в мусорном ведре…

Мы вышли в коридор, стены которого глядели на нас портретами Нобелевских лауреатов по физике. Перед аудиторией 562-А висел список студентов на отчисление. Женя ненадолго задержалась перед ним. Ее глаза закрывала челка, и она взмахнула головой, прежде чем пробежаться по фамилиям.

- Никиту исключают, - сказала она наконец и посмотрела на меня. Волосы скрыли от меня ее серые глаза. Я любил смотреть в них просто потому, что это лишало меня всякого желания думать, анализировать, дышать. Женя отбросила челку, и наши взгляды встретились. Она скорчила смешную рожицу и указала пальцем на полупрозрачную дверь, за которой скрывался выход из катакомб университета.

- Жаль… - ответил я, когда она оказалась впереди на три шага. Я поправил портфель и последовал за ней.

- Ни капли не жаль, - бросила она через плечо. - Прошлую сессию не сдал.

- Нормальный пацан.

- Пацан, может, и нормальный. А человек - говно…

Женя остановилась и скрестила руки на груди. Я обошел ее слева, открыл дверь и манерным движением пригласил пройти первой. Она сделала реверанс.

Через минуту мы сидели на скамейке в вестибюле и наблюдали за входящими. Парадную дверь распахивали, она глотала студентов, захлопывалась и уже через секунду открывалась, выплевывая их обратно. Женя достала из оранжевой сумочки бутылку с водой, отвинтила пробку и сделала глоток.

Справа от нас сидели первокурсники. Они смеялись над чем-то. Слева хрупкая женщина в старомодном платье с рюшами заполняла какую-то анкету. Перед ней, придурковато улыбаясь, стоял застенчивый парень. Он смотрел на всех с опаской, даже на безобидных с виду девушек на шпильках, словно они могли ударить его.

Женя пила воду и молча глядела на двери. Люди продолжали пропадать в них. Появлялись другие. Вахтерша, подперев сухую щеку рукой, решала на своем посту сканворд.

- Глупо, да? – спросила Женя, глядя прямо перед собой.

Я не спал уже несколько дней. Мне почти удалось заснуть, как вдруг ее голос выдернул меня из бархатных объятий покоя.

- Что глупо?

- Они заходят и выходят, снова заходят и снова выходят, а потом их сбивает машина, или они умирают от гриппа, или от пули, или от старости, не важно… где здесь смысл?

- Смысл в том, чтобы не замечать этого.

- Да, это твоя философия, - сказала Женя. – Я о ней наслышана. Ты просто гений.

- Не ерничай.

- Ерничать страшное слово. Когда кто-то говорит «ерничать», перед глазами встает змеиная физиономия Ежова. По-твоему, слово «ерничать», заслуживает того, чтобы его произносили?

- Это обычное слово.

- Ежов убил Орджоникидзе, - сказала Женя. – Ты это знаешь?

- Ежов не запатентовал слово «ерничать», а даже если бы запатентовал…

­

- Интересный дискурс у нашей полемики.

- С тобой невозможно разговаривать.
­


- С умными ничего нельзя. Никогда.

- Тебе есть о чем подумать.

Мы сидели молча. Часы показывали 13:28. Следующая пара начиналась через две минуты. Нужно было подготовить реферат о продакт-плейсмен­ те в советском кинематографе. Я не спал две последние ночи, читал «Фиесту» Хемингуэя, а до этого «Остров Сахалин» Чехова. Днем я подрабатываю корректором в местной газете. Прихожу в офис утром и засиживаюсь допоздна. В перерывах между правкой бездарных статей пытаюсь писать в маленький разлинованный блокнотик. Выходит паршиво, конечно, но я не хочу прозябать в этой газете двадцать лет. Как и всякий начинающий писатель, я мечтал написать первую книгу, издаться миллионным тиражом и купить себе остров. На учебу совершенно не было времени. Глупо, наверное, учиться три курса на одни «Отлично», занимать пост старосты второй срок и принимать участие в ученическом совете, чтобы потом послать всех куда подальше и отдалиться от университета настолько, насколько это вообще возможно. В последнее время я не могу записывать больше двух предложений на лекциях, я смотрю в глаза преподавателям,­ а вижу пустоту, безграничную пустоту бессмысленности­ . И это сбивает с толку, руки опускаются, веки скрывают картинку, и я погружаюсь в сон, а там Хемингуэй, он сидит за столом и пишет свои романы, бормочет о гуманности, он сам очень гуманный, чересчур гуманный и даже его борода искрится гуманизмом, а потом он берет ружье, подставляет к горлу и спускает крючок.

Модест Яковлевич, профессор рекламы, щуплый старичок с крабовыми клешнями вместо рук, сказал, что студентам, которые пропустят семинар, можно сочинять эпитафию, а к тем, кто поленится набрать несколько страниц в «Word’e», он будет гораздо благосклоннее и всего лишь подаст приказ на их отчисление.

Женя не подготовила свой реферат, потому что ненавидела рекламу, Модеста Яковлевича, так называемые ЧСР, то есть часы самостоятельной­ работы, и вообще все, кроме библиотеки своего отца, в которой проводила большинство времени, плюшевого медвежонка с оторвавшимся пуговичным глазом, которого ей подарила мать перед смертью, и, возможно, меня, хотя в этом я не мог быть уверен.

Пока я думал обо всем этом, а Женя глядела на входящих-выходящ­ их людей, электронные часы показали 13:30.

- Пара началась, - сказал я.

- От «Пары» веет пролетарским душком, - сказала Женя. - Ты ведь не люмпен, не плебей, выражайся как гений.

- Я не гений.

- И все-таки ты плебей. Аристократ от плебея тем и отличается, что у аристократа огромное самомнение. Хотя все аристократы мудаки. Я не знаю ни одного нормального аристократа. А ты знаешь?

Мы слились с толпой, которая входила, чтобы выйти, а выходила, чтобы войти, а потом умереть от рака легких, под колесами «Белаза», в беспокойных водах Африки или в собственной постели, не важно. Пестрые одежды студентов, их

12

Публикация: 08.12.2009 15:06 Просмотров: 662 Баллов: 2
Смотреть другие произведения автора

Tikhon Makarov

| Репост

| Комментарии

grlmc

Оценка / Баллы:
2/2

Просто и трогательно. Хороший ровный текст. Даже пойду выкурю по этому поводу сигарету.Пользователь: grlmc
Время: 09.12.2009 18:50

© Издательство Facultet, 2018. Электронная почта: main@facultetbook.ru