Войти!
Запомнить меня
Присоединяйтесь к нам! авторов: 2.9K | книг: 5.2K | произведений: 20K | дуэлей: 2.4K

| Маленький Моцарт

Рассказ


Маленький Моцарт

Макаров Т.

Когда Маша узнала, что беременна, она купила книжку Бенджамина Спока «Ребёнок и уход за ним». Костян повертел её в руках, прочитал три страницы, а затем выбросил в урну со словами:

- Мы не нуждаемся в советах старого дегенерата. Тем более он очкарик. Всё будем делать по-моему.

- Дорогой, ты уверен? – спросила Маша.

- Кто глава в нашей семье, я или Бенджамин Спок?! – вскричал Костян.

- Как знаешь, - пожала плечами Маша. – У нас ещё есть время подумать о том, как мы будем воспитывать нашу малютку. Я только на пятом месяце.

- Нифига. Ребёнка поздно воспитывать, когда он уже родится.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты слыхала о пренапедии, киса?

- Нет, чебурашка.

Костя поморщился. Она называла его так, потому что уши у него торчали в разные стороны, как радиолокаторы. Он ненавидел это прозвище с детства. Он присел рядом с Машей и приобнял её. Он попытался поцеловать её, но она отстранилась.

- Зачем ты назвал меня кисой? - спросила Маша. – Я же не какая-нибудь потаскушка.

- Прости меня, Маша. Я целиком погрузился в раздумья. Забыл, что ты так ненавидишь эту «кису»… Надо продумать весь курс обучения… у нас на всё – про всё осталось месяца три, может быть, четыре.

- Ты хочешь учить ребёнка, пока он будет ТАМ? – спросила она.

Костян кивнул и приподнял её кофточку до диафрагмы. За последние недели живот округлился так сильно, что ему казалось, будто Маша проглотила футбольный мяч. Если бы Костян не был отцом ребёнка и не чувствовал, что там, внутри, зарождается жизнь, то решил бы, что Маша всего-навсего растолстела. Щёки у неё за последнее время и правда распухли – врач советовал ей много кушать, чтобы ребёнок питался – но это, кажется, сделало её только красивее. Костян осторожно коснулся ухом живота и прислушался. Он чувствовал себя акустиком с подводной лодки.

На следующий же день он купил в «сиди»-магазине записи концертов Моцарта, рапсодии Ференца Листа, фуги Баха, каприсы Паганини и сборник Вивальди «Времена года». Приобрёл в букинистическом­ «Кентерберийски­ е рассказы» Джеффри Чосера, «Фауст» Гёте и сборник поэтов серебряного века. Вернувшись домой, он спрятал всё это в шкафу, приготовил ужин и стал дожидаться Машу. Маша пришла с работы около шести. Они поели.

- Очень вкусно, - сказала Маша. – Ты у меня такой славный.

- Как поживает малыш?

- Хочешь поговорить с ним?

- Я придумал кое-что получше.

Костян усадил Машу на диванчик и открыл музыкальный проигрыватель. Распахнул шкаф и нашёл стопку дисков с классической музыкой. Он положил их все, кроме Моцарта, на комод.

- Послушаем измышления Вольфганга Амадея, - сказал он.

- Ты же знаешь, что я ненавижу классику, - нахмурилась Маша.

- Дорогая, ты очень мало читаешь. Ты читаешь слишком мало. Один академик в конце двадцатого века написал статью про пренапедию.

- Я не знаю, что такое пренапедия, но звучит это устрашающе.

- Мы вырастим гения, - сказал Костян, вставил «сиди» в дисковод и нажал кнопку. В комнату ворвались звуки «Волшебной флейты».

- Это отвратительно, - сказала Маша.

- Действительно говно, - сказал Костян. – Но ты только послушай. Этот академик приводит умопомрачительн­ ые цифры. Семьдесят из ста детей, обучавшихся в утробе по принципу пренапедии, обнаружили уникальные способности уже в пять лет!

- Это те бедолаги, которые сгибают ложки взглядом?

- Вовсе нет. Один малыш в три года получил кандидата в мастера по шахматам и выиграл международный турнир в категории до десяти лет. Девочка из Китая в четыре года исполнила «Лунную сонату» Бетховена. А наш с тобой соотечественник­ в восемь лет закончил школу с золотой медалью.

- Золотая медаль ничего не значит, - пожала Маша плечами.

- Восемь лет, - повторил Костян. – Вдумайся в эту цифру.

- Ты сказал семьдесят из ста… а что случается с остальными тридцатью?

- У них появляются жабры, - сказал Костян.

Маша улыбнулась. Он взял её под руку и подвёл к колонкам. Маша корчила смешную рожицу и говорила, что ей хочется блевать от этой музыки. Костян укорил Машу в том, что она совсем не ценит эстетику, приобнял её. Они стали танцевать.

- А, знаешь, - сказала она через пару минут, - эта музыка начинает мне нравиться.

- Честно говоря, мне тоже.

Каждый день они просыпались под Вагнера, обедали под Паганини и кружились в вечернем танце, слушая Бетховена. Засыпали они только после чтения Гёте, или Есенина, или Шекспира – за пять месяцев они ознакомились с двести двадцать шестью писателями. Многие стихотворения помнили наизусть. Разучили белогвардейские­ романсы и подружились с людьми из истеблишмента. Стали ходить на званые обеды. Костян быстро продвигался по карьерной лестнице. Он работал в рекламном агентстве и предлагал интересные идеи. Директор, страстный почитатель Рахманинова, часто заговаривал с ним об искусстве. Зарплата Костяна росла с каждым месяцем. Он покупал всё больше книг, всё больше классической музыки. Маша ушла в декретный отпуск и весь день читала своему ребёнку гениальных поэтов. Вставляла в дисковод записи выдающихся композиторов и едва слышно, с любовью, напевала белогвардейские­ романсы. Костян ежедневно прикладывал ухо к Машиному пупку и слушал. Каждый раз как он слышал удары ножкой, он вскрикивал: «Это мой мальчик стучится, мой мальчик!», - и подкручивал эквалайзер музыкального проигрывателя, так что вся комната наполнялась печальными завываниями скрипки.

Когда они не читали гениальные книги и не слушали великую музыку, они сидели на диване, обнявшись, и разговаривали:

- Как ты думаешь? – спрашивала Маша, - кем он станет?

- Я не знаю, - говорил Костян. – Я думаю, он будет гением.

- А в какой области?

- Может быть в музыкальной… будет как Денис Мацуев разъезжать по миру и зарабатывать большие деньги.

- Он нас совсем забудет…

-

12

Публикация: 08.12.2009 15:02 Просмотров: 726 Баллов: 0
Смотреть другие произведения автора

Tikhon Makarov

| Репост

| Комментарии

Список пуст

© Издательство Facultet, 2018. Электронная почта: main@facultetbook.ru