Войти!
Запомнить меня
Присоединяйтесь к нам! авторов: 2.9K | книг: 5.2K | произведений: 20K | дуэлей: 2.4K

| "Координаты смысла" не обошли Беларусь стороной

Интервью

Олег ЗАЙЦЕВ. КООРДИНАТЫ СМЫСЛА. — Минск: Литературный свет, 2010. — 154 с. — (Современная лирика)
Из печати наконец-то вышел многострадальны­ й сборник поэзии председателя Белорусского литературного союза «Полоцкая ветвь» Олега ЗАЙЦЕВА. «Почему многострадальны­ й?», — спросите вы. А потому что «шёл» он к читателю более полугода. И это при тираже в тысячу экземпляров. Которые любая типография преодолевает за неделю-две, ну, максимум, месяц. Всё это так, но с книгой этого, безусловно, талантливого поэта, случилось иначе.
Сперва он отнёс электронный вариант рукописи в одну коммерческую кампанию. Она, казалось бы, с радостью взялась за дело: сотрудники составили договор, выписали счёт, переписали текст и графику,… Но не успел автор перевести свои кровные на расчётный счёт типографии, как ему позвонил лично директор. Он вежливо похвалил Олега, но объявил, что напечатать его книгу не смогут:
— Я понимаю, что вы не могли в 1993-м году знать, что всё так сложится, — доверительно сообщил руководитель, — но поймите и вы меня: не хочу рисковать бизнесом. Мы уже как-то простаивали из-за «наездов» санэпидемстанци­ и. Не хочется повторения.
Все аргументы автора о том, что издатель в книге другой и используется его лицензия, что они выполняют лишь функции тиражирования и не могут отвечать за содержание, что автор — руководитель официально зарегистрирован­ ного союза, что он имеет за плечами уже с десяток авторских и коллективных сборников, что сборник предваряет рецензия одного из авторитетных критиков России, действия не возымели.
— Приносите к нам книги других авторов, коллективные сборники и их мы, вероятнее всего, напечатаем. Но эту книгу — нет.
Ну, ещё бы. Книга ведь открывается стихотворением,­ в котором звучит такое четверостишие:
Я­ куплю автомат и уйду в партизаны:
Скотс­ кой жизни волна захлестнула совсем…
Оттого всю неделю зверею иль пьяный
И хриплю прямо в трубку: «кого-нибудь съем»…
Тогда О. Зайцеву показалась эта история досадным недоразумением,­ ошибкой, нелепой случайностью. И он обратился за помощью в казённую, и теперь уже не столичную, а провинциальную типографию. Там тоже сперва радостно заахали, услышав о твёрдом переплёте и тысячном тираже. Согласились и на сроки изготовления заказа. Быстренько составили калькуляцию, отправили образец типового договора. Он в ответ послал на их электронную почту оригинал-макет книги «Координаты смысла».
Вот тут и началось. Неожиданно образовалась двухдневная пауза. Не дождавшись звонка от полиграфистов, поэт сам набрал номер нужного телефона.
— Мы вряд ли успеем отпечатать вашу книгу в этом месяце (дело было в ноябре — прим. автора).
— Хорошо, — смирился Олег, — Я готов подождать и до середины декабря.
— И до середины декабря книга тоже не будет готова, — уверил всё тот же девичий голос в надежде, что автор сам отступится от затеи напечататься у них.
Но надо знать Зайцева, он человек не робкого десятка и умеет идти до конца.
— Но в этом-то году книга выйдет?
— Боюсь, что ни в этом, ни в начале следующего: у нас все заказы расписаны до февраля месяца включительно, — наконец выдавил из себя голос на том конце провода.
— Позвольте, но вы чуть ли не вчера уверяли меня, что готовы принять этот заказ в работу? — возмутился лицемерию сотрудницы типографии писатель.
— Я была не в курсе,— элегантно вывернулась собеседница и поспешила распрощаться.
И вправду. Разве могла отчаяться государственная­ типография сделать оттиски таких строк:
…Снова мечемся, бредим,
С кем-то спорим до хрипа
И, не веря соседям,
Паникуе­ м от скрипа.

Неудавши­ мся чудом —
Онемевшие лица.
Оглянемся — повсюду
Совесть правды боится…

И всё-таки книга вышла. Вышла, благодаря порядочности и гражданской чистоплотности директора ЗАО «Бонем» Сергея Шахновича. Кстати, полковника милиции в отставке, больше двадцати лет руководившего газетой МВД «На страже».
Мы обратились за разъяснениями к самому автору сборника:
— Скажите, Олег, как после стольких мытарств, вам это удалось?
— Секрет фирмы (смеётся). На самом деле, Сергей Леонидович — мой давний босс: я под его началом начинал свою трудовую карьеру в милицейской газете. И меня он помнит, как зубастого, едкого, но объективного журналиста. Я, пожалуй, один в те годы «выдавал нагара» критические статьи и корреспонденции­ о жизни внутренних органов, была и серьёзная криминальная аналитика, вызывавшая немало откликов, полемики на страницах газеты.
— Ведь выхода этой книги ждали многие…
— Да. Тем более что я проанонсировал её издание ещё в конце лета (что значит пословица, не кажи гоп…). Всю осень меня забрасывала письмами и литературный критик Лола Звонарёва, автор предисловия, интересуясь, когда же я порадую её экземпляром издания, тем более что ещё в начале лета я сам её торопил. Было неловко отвечать Лоле Уткиревне и называть истинную причину задержки. Но когда пауза чересчур затянулась, сознался. Она восприняла эту информацию с пониманием. После 19 декабря прошлого года многие, происходящие в нашей стране события, воспринимаются нашими и ближними, и дальними соседями «с пониманием».
— Странно. Ведь ваша гражданская лирика занимает в общем объёме стихотворений не более 20 процентов и не так уж влияет на общее впечатление от прочтения. Почему подобное стало возможно?
— Может, и не сильно. Но именно разделом гражданской лирики открывается весь сборник. Я в данном случае руководствовалс­ я позицией В. Маяковского «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». А ведь подавляющее большинство читателей начинает знакомиться с книгой именно с начала, а не с середины или конца. Это в прозе прочёл концовку, и роман стал тебе не интересен. В поэзии всякое стихотворение самодостаточно.­ В нём законченная мысль, сгусток энергии, энергетики, таланта…
Да, с этим постулатом трудно не согласиться, познакомившись с другими строфами поэта:
…Пурпурно­ й тоги знаковый наряд
Укажет след, оставленный не мной,
И я, одолевая шар земной,
Проведаю­ , что люди говорят.

Найдя калитку, стану на крыльце,
Парного­ из кувшина отхлебну
И, глянув на застывшую луну,
Замру с благоговеньем на лице.

Я, вперив взор в разверзшуюся синь,
Вдруг оценю туманно-млечный хвост,
Слепящий благолепьем стылых звезд,
Мерцаньем­ их немым, куда ни кинь…

— Раз уж мы заговорили о Маяковском, то позвольте вам напомнить о таком термине, как «заклятие словом». Этот классик, наряду и с Есениным, и с Рубцовым, и с другими великими поэтами «напророчили» себе собственную судьбу. Вы вот тоже грешите «кладбищенскими­ мотивами». Даже целый цикл им посвятили. Не страшно?
— А чего страшиться? Я ведь человек верующий и не боюсь перехода в небытие, каким считают смерть атеисты. Другое

12

Публикация: 02.06.2011 01:38 Просмотров: 1294 Баллов: 0
Смотреть другие произведения автора

ЗОНик

| Репост

| Комментарии

Список пуст

© Издательство Facultet, 2018. Электронная почта: main@facultetbook.ru