Войти!
Запомнить меня
Присоединяйтесь к нам! авторов: 2.9K | книг: 5.2K | произведений: 20K | дуэлей: 2.4K

| ПЕРЕКРАШЕННАЯ СОБАКА И КУСОК ШЛАНГА (рукопись, забытая в раю)

Рассказ



«...я скорее купил бы тигра и гремучую змею. Да и то ежели

бы их мне Флем предложил, я б и дотронуться до них побоялся, -

а вдруг они окажутся перекрашенной собакой и куском шланга.

Желаю вам всем спокойной ночи».



У. Фолкнер, «Пёстрые лошадки»

(рукопись перевода рукописи)



От издателя

Я уже боюсь помыслить о рае. Боюсь всяких представлений об этой территории. И если какой болван спросит, хотел бы я попасть в рай, я дам ему искреннего пинка и наставление идти к дьяволу. Я расправлюсь с ним не по-божески.

Пот­ ому что я в раю, и оттого так мудро мыслю.

По Discovery я видел, как одному несчастному предоставили выбор между адом и раем. В раю показалось скучно, в аду – весело. Чаша весёлости перевесила, и он оказался в адском аду с поджаренными ягодицами. Он обиделся – когда ему показывали ад, место выглядело иначе. «То был рекламный ролик для туристов», - дали ему ответ, и хохотали до обеда; а когда пообедали, хохотали до ужина. Ребята из Распределителя очень смешливые, и любят еду.

Когда я был молод (а нынче мне за шестьдесят, и правнучка в детсаду говорит своим закадычным за стаканчиком компота, что лет мне под сраку, потому что так говорит моя внучка, потому что так говорит моя дочь, потому что однажды я сам сказал, что мне под сраку лет), так вот когда я был молод и работал как проклятый, то по-райски грезил выйти на пенсию, как в открытый космос. Теперь я космонавт: давление подскакивает до 170/115; недавно удалили желчный пузырь, и в пособие пищеварению принимаю ферментные препараты; уровень холестерина – 8,7 ммоль/л, и я сбиваю его употреблением яблочного сока, порой до 6,3 ммоль/л. Бываю чрезвычайно ворчлив, но по конституции я рад и активен.

И ещё я издатель. Я продолжаю быть издателем, несмотря на выход в дрянной космос. До того как попасть в этот рай, я был писателем, но занимался этим делом исключительно ради опубликования. Я и не любил-то сочинять. А вот издатели были мне любы до священного трепета. На смертном одре я представлял рай, где был бы издателем. Так что теперь я в раю, и мне здесь не нравится, но я сам себя сюда загнал. Поправьте, если ошибаюсь, но рай мне видится результатом слишком человеческих представлений о нём, а поставщик его – неудовлетворённ­ ость. Но в бочке рая есть шутливая ложка ада, и эта ложка кое о чём говорит. Если принять рай за разыгравшееся воображение, то ложка бьёт по лбу, отрезвляя. И об этом сказано в рукописи, к которой пора уже приступить, но я старый человек и не очень-то тороплив.

Руко­ пись я подобрал в такси. Довольно часто катаюсь на такси по всему Минску, и нередко день напролёт. Врач говорит, это полезно для щитовидной железы: повышает продукцию гормонов. Чтобы отпугивать назойливых писателей я держу при себе тигра и гремучую змею. Они не прочь кататься на такси сколько угодно, если хозяину это на пользу. Только гремучую змею постоянно укачивает, и она вырубается, мертвецки повиснув у меня на шее, а вот тигр рад-радёшенек, высовывает морду в окно и виляет хвостом как не знаю кто.

В тот день, когда на моторе я гонял по Троицкому предместью, а щитовидка работала, как у богатыря, на коврике под задним сиденьем я нашёл рукопись. Длиной в страницу, и она мне понравилась. Не то что это говно, предлагаемое мне писателями на каждом углу. Я отвлекусь: недавно в уборной, когда у меня обострился цистит, я стоял перед писсуаром, и крепился, чтобы сделать дело струёй, или чем-то похожим на струю, но в этот момент ко мне пристал некий подхиппок с рукописью, резюмируя: здесь говорится о любви, свободе, счастье и как достигать райского блаженства посредством средств. Я наказал своёму тигру: «Давай, отгрызи ему голову, этому экстазному тусовщику». Но тигр дал лапу. Тогда я отвесил этому писателю ногой под зад, пожалев при этом, что ношу не ботинки, а мягкие тапочки, но благо джинсы у меня были широкие, и я сделал добротный размах ноги, вдобавок пришлось воспользоваться­ змеёй как плетью, чтобы прогнать его, но гремучая не обиделась и сохранила покой; а на посошок я запустил клюкой в его удаляющуюся спину.

Порой в меня вселяется нехилый nihilism.

Из-за­ рукописи я рефлекторно остановил такси и вышел, чтобы скорей оказаться в издательстве с целью безоговорочной публикации. И когда вышел, тут же понял, что я в раю, потому как издательства у меня нет. Тут вообще нет издательств. Я хотел быть издателем, я и есть издатель, и поэтому-то издательства нету. Рай сам себя компрометирует.­ Это не наказание, просто стебовый результат подданства искушению. Поэтому, думаю я, в нормальном рае нет ничего человеческого и нечеловеческого­ , и я даже представлять рай не хочу, а если кто предложит мне путёвку в рай, я выем ему мозг адской ложкой.

От рукописи «Козни рая»

Имярек был архитектором и видел рай огромной стройплощадкой,­ где ему предоставится реализовать свой талант.

Когда он умер, то угодил в свой рай. Поначалу всё шло гладко. Он не встречал препятствий, и любой проект воплощался без проволочек. Он очень любил пирамиды, мавзолеи, всё колоссальное, величественное,­ и чтобы даже не на века, а совсем навечно.

Всё шло гладко, пока материал не дал знать о себе много нехорошего. Дерево гнило, будто торопилось куда-то, а мрамор, камень и шлакобетон крошились как пенопласт.

Вых­ од был лишь в пластмассе.

Вы­ строив разноцветные монументы из пластика, он тронулся умом и до конца дней занимался ремонтом пятого угла.

От издателя

Благо рай не вечен и в нём можно умереть. Но я даже представить боюсь, в какой рай этот имярек угодил после.

Козни рая намекают представлять потише, ироничным шепотком. Насколько это возможно. Если на козни обидеться и вновь пожелать чего идеального, ложка не заставит себя долго ждать. Поэтому сколько я себя помню (а когда я это делаю, думаю: до чего же стар), я всегда учился путать мёд с дёгтем.

Ну да ладно.

На улице было прохладно стоять. Мои кости этого не любят, и непогодь мне вредна. Я скормил своему тигру кубик сахару, гремучая змея, сколько я её помню (боже, как стар), вообще не ест, и, отмахнувшись весомой клюкой

1234

Публикация: 01.08.2010 12:07 Просмотров: 3954 Баллов: 0
Смотреть другие произведения автора

Павел Зыкун

| Репост

| Комментарии

Список пуст

© Издательство Facultet, 2017. Электронная почта: main@facultetbook.ru