Войти!
Запомнить меня
Присоединяйтесь к нам! авторов: 2.9K | книг: 5.2K | произведений: 20K | дуэлей: 2.4K

| Мираж чужой свободы.

Рассказ / Триллер


МОРТ РЭЙНИ – МИРАЖ ЧУЖОЙ СВОБОДЫ.

ПРОЛОГ.

В углу комнаты лежала небольшая кукла с хрустальными, неживыми глазами, похожими на два стеклянных шарика. На неё было надето бархатное красное платьице с пышными кружевами, обтягивающее пластмассовое тело. Недалеко от неё, в резном старинном кресле, сидел морщинистый старик, побитый неумолимым временем и познавший удары своенравной судьбы. Его чёрные, словно вороное крыло, глаза неотрывно буравили бездушную куклу. Неизвестно какие мысли роились в его истерзанном, годами и переменами жизни, мозгу, но точно то, что он был весьма доволен своей искусной работой и гордился своим непревзойдённым­ мастерством.

- Что такое жизнь, хозяин?- спросила кукла, направляя на старика пустые глаза.

- Не беспокойся по этому поводу… ты от неё защищена… Жизнь – это больно, - хрипло произнёс старец и мягко улыбнулся, тем самым укрепляя правоту своей глубокой мысли.

- Но, что такое жизнь, хозяин? – настаивала кукла. – Что?!

- Не знаю, родная… на этот вопрос нельзя ответить однозначно.

- Почему?

- Потому что жизнь – это всё.

- И даже смерть? – неуверенно спросила она, будто впервые уста её произносили это слово. Старик задумался.

- Смерть… да, наверное. Смерть неотъемлемая часть бытия каждого существа на земле. Без жизни не может быть смерти, а смерти, разумеется, не может быть без жизни. Наверное, простая и глупая аксиома, - он добродушно улыбнулся и положил голову на кулак, явно что – то, обдумывая.

- Хозяин, почему я не чувствую биения здесь? – она приложила руку туда, где должно было быть сердце. - Ведь у тебя по – другому. Я не такая, как ты?! – в восклике её чувствовался и страх, смешанный с искренним непониманием.

- Ты… ну у тебя… как бы… - он долго не находил, что сказать, но в итоге собрался с силами и произнёс. – У тебя нет сердца. Ты мертва.

- Что?! Как?! Но ты же говорил, что смерти без жизни не существует! И я же не умирала!

- Да… точно. Ты молодец, родная, всё правильно говоришь… Но именно поэтому - то ты и защищена от жизни…

МИРАЖ ЧУЖОЙ СВОБОДЫ.

Молодой человек лет двадцати пяти, а может даже тридцати на вид, молча, сидел за включённым компьютером, на экране которого было высвечено электронное письмо. Одет он был бедно, поэтому без вкуса и, какой – то замысловатости.­ Чёрная, выцветшая из – за времени рубашка, свисала с его худого тела бесполезным тряпьём; потёртые тёмно – синие джинсы заворотом у краёв опускались на поношенные и протёртые, но очищенные от грязи, кеды. Его хоть и молодое лицо уже покрывалось мимическими складками на лбу и у глаз неглубокими морщинами, испещряющими также лоб и шею. Глубоко посаженные серые глаза ничего собой не выражали, разве что исполинской глубины пустоту и весьма уловимую туманность, и загадочность разума. Глаза были обрамлены очками в чёрной оправе с прямоугольными,­ слегка выпуклыми линзами. Маленький рот, с худыми и бледными губами был окружен грубой щетиной, которую видно давно не трогала острая бритва. Сальные русые волосы опускались на плечи неряшливыми и густыми локонами…

Сонни Эмерсон сидел в своём маленьком тёмном кабинете, походившем на мрачный склеп, в котором покоились останки умершего человека, а в воздухе всегда витал сладковатый запах тленной гниющей плоти. Но всё было немного не так. Обставлен кабинет был убого, как и полагалось писателю – неудачнику. Небольшая квадратная комната с тёмно – коричневыми подранными обоями, похожими на помойные тряпки, лакированным полом, который устилал шерстяной ковёр, с выведенными на нём заурядными узорами и двумя маленькими окнами, выходящими на улицу и тускло освещающими эту святая святых писателя – мистика. Вся стенка, в которую был вбит дверной проход, была увешана книжными полками, под завяз забитыми разношёрстными рукописями любимых авторов Сонни. Там были и широкоизвестные­ бестселлеры в дорогих переплётах, и довольно сильные книги начинающих авторов в бумажных, были даже его собственные рукописи, самостоятельно распечатанные и сшитые обыкновенной ниткой. В правом верхнем углу располагалось мягкое, оббитое пухом кресло, стоявшее рядом с низеньким кофейным столиком, на котором лежала раскрытая книга и стояла настольная лампа. В нескольких шагах от этого «расслабляющего­ места» находился небольшой холодильник с облупившейся белой краской, забитый дешёвым пойлом – дерьмовое и тошнотворное виски, изготовленное для употребления отрепьем в глухих трущобах. В левом верхнем углу таился в скупом мраке комнаты большой письменный стол, заваленный бесконечными кипами бесполезных бумаг и тетрадей, исписанных мелким неровным почерком. Также на столе стояла открытая бутылка виски, полупустой или полунаполненный­ стакан с отвратительным содержимым и пепельница, из которой валились бычки и табачный пепел. В самом столе было большое количество разных полочек и ящичков, которые были заполнены самым разным хламом, не выносившимся, наверное, около пяти лет. Лакированная краска давно облупилась, но всё это не уменьшало его чудотворное великолепие. Резной, обрамлённый невероятными узорами в готическом, средневековом стиле, словно великое архитектурное творение непревзойдённых­ средневековых мастеров. Таким же прекрасным было кресло с мягкой спинкой и удобными подлокотниками.­ На нём, словно гордый царь на троне восседал Сонни Эмерсон – не гордый царь, повелевающий миллионами людьми, которые за него и в огонь и в воду, а писатель без идей, без мастерства, без музы и вдохновения, в конце концов, он был писателем без собственного я. Да, чёрт возьми! Хренов голодранец, без малейшего таланта в писательском, мыслительном ремесле, взявшийся за перо без какой – либо подготовки и без художественных сюжетов.

Стены были украшены всякими плакатами и картинами, чтобы помещение не казалось таким сосуще пустым и чертовски чёрствым, хотя даже это не очень - то помогало.

Сонни нервно стучал пальцами по покрытия стола, тупо уставившись в монитор, который покрывала еле заметная мерцающая рябь, и, выкуривая уже пятую сигарету за последние полчаса. Голова его уже начинала болеть от табака, и периодично он потирал пальцами виски. Подавленность его сопутствовалась­ ещё и изрядной алкогольной депрессией – своего рода оригинальный способ найти ответ на все вопросы на дне полупрозрачного­ хрустального стакана. Не просто же так человек оказывается в таком густом дерьме, наедине со своим больным разумом, изнывающем от боли, который так чудно и ловко в один миг довёл беднягу до такого состояния, что хочется только одно – умереть. Забавно, не правда ли? Человек рождается, чтобы делать свою жизнь ярче и счастливее, а в итоге такие люди

12345...19

Публикация: 03.02.2010 20:30 Просмотров: 2728 Баллов: 0
Смотреть другие произведения автора

mort_rainy

| Репост

| Комментарии

Список пуст

© Издательство Facultet, 2019. Электронная почта: main@facultetbook.ru