Войти!
Запомнить меня
Присоединяйтесь к нам! авторов: 2.9K | книг: 5.2K | произведений: 20K | дуэлей: 2.4K

| Фотограф

Рассказ / Фантастика и фэнтези

личные ассоциации, не стоит воспринимать их, как что-то серьезное.
Постоянного интерьера в галерее нет. Как и в большей части современных художественных салонов, он меняется от экспозиции к экспозиции. Я зашел в галерею, сдал куртку в гардероб и вошел в первый зал. Он был серым, этот зал, абсолютно серым, как все здание снаружи. И в зале не было фотографий. Точнее была — только одна.
Она была очень большой, она занимала всю противоположную­ от входа стену. Она не была черно-белой — скорее, серой, как стены зала, как все здание, как теперь, ранней зимой, весь город. На ней была изображена девушка. Она стояла чуть сбоку, занимая не более четверти площади снимка. Она смотрела в объектив огромными черными глазами, в них сквозило какое-то недоуменное выражение, будто она была ошеломлена тем, что кто-то ее снимает. У нее были пышные черные волосы, кудрявые, непокорно разлетающиеся во все стороны. У нее было длинноватое лицо, чуть непропорциональ­ ное, тонкие губы.
Она была прекрасна, черт побери. Я подумал тогда именно так: «Она прекрасна».
Почему-то черные кудрявые волосы и орлиные носы у меня всегда ассоциируются с евреями. Нет, не с расистской точки зрения: просто это предмет принадлежности к национальности.­ «Немецкий еврей», — это что-то страшное теперь; когда мы слышим это слово-сочетание,­ перед нами появляются картины изможденных тел, вы-рванных с мясом золотых коронок, толпы скелетов, бредущих в яму. И одновременно — толстые курчавые эмигранты, сидящие в своей Америке на мешках с перечеркнутой S-кой.
Нет, если говорить о евреях, как о расе, как о человеческом фенотипе, они очень красивы. Рыжие — ладно, но когда я вижу кудрявых черноволосых девушек с тонкими профилями хищных птиц, я останавливаюсь и провожаю их взглядом. Моя жена была красива, но не так. Иначе. Просто красива и все. Здесь красота — другая, странная, изящная. Ее боишься повредить случайным прикосновением.­
А может, все это — чушь. Это тоже — моя мысль в тот момент. Может, она цыганка, или армянка, или просто немка, но вот такая получилась внешность.
И я прошел мимо этой фотографии и оказался во втором зале.
Первой фотографией был снимок какого-то выпускного класса или курса, не знаю. Тоже серый, чуть зернистый. Множество едва чи-таемых лиц. Пятой слева в третьем ряду была она, и это было понятно с первого взгляда. Ее лицо просматривалось­ так же плохо, как и остальные, но почему-то я нашел ее сразу.
Таким же образом были сделаны все фотографии в этом зале. Она была везде, и ни одно лицо ни с одной фотографии я не запомнил, хотя в некоторых случаях в центре внимания Фотографа оказывались совершенно другие люди. А замечал — только ее, на заднем плане, все с тем же удивленным выражением огромных глаз.
Третий зал был одновременно и последним. Там была она — в жизни. Просто случайные цветные фотографии. Смеется с друзьями (один обнимает ее стройную ногу), лежит на кровати, извиваясь по-добно пантере, идет по осеннему парку, сидит на корточках и смотрит куда-то вверх. Случайные кадры, вполне вероятно, сделанные даже не самими Фотографом.
Над выходом — последняя фотография, сделанная в том же интерьере, что и первая. Она точно так же смотрит в объектив, только поза чуть другая.
Я вышел и посмотрел на часы. Два маленьких зала я изучал в течение трех часов. Я совсем не заметил, как пролетело время.
И подумал, что я обязательно найду эту девушку.
Странно, но, постоянно вращаясь в модельном мире, я никогда с ней не сталкивался. Ни один фотограф, кроме моего, ее не снимал ни для модных журналов, ни для обложек, ни для рекламы. Вполне вероятно, Фотограф просто поймал ее на улице, случайную девушку, проходившую мимо.
Я спросил его о ней на следующий день.
— Тебе понравилась выставка? — ответил он вопросом на вопрос.
— Да, — сказал я. Я сказал ему, что он гениально снял бесподобную натурщицу. И что я хотел бы найти ее.
Он улыбнулся. «У меня много кто пытался узнать ее телефон, но я же понимаю, что нельзя давать его незнакомцам», — сказал он. Выдержав паузу, он продолжил: «Но тебе я дам ее координаты. Мне кажется, вы были бы прекрасной парой».
Он многое о ней рассказал, прямо во время съемки. Он снимал меня и говорил. Наверное, ему нужно было, чтобы я выразил интерес. Или что-то другое.
Она была журналисткой в каком-то бульварном издании. Жила в небольшой квартирке на N-штрассе, у нее были кошка и попугайчик. Фотограф, действительно, случайно увидел ее на улице и остановил. И предложил стать центром его новой выставки. «Она очень легко позировала, точно всю жизнь этим занималась, — сказал он. — Это ее призвание — быть моделью, но она выбрала другой путь. Что ж, слава Богу, что я сумел ее найти и открыть». И он дал мне ее телефон.
— Звони, — сказал он. — Можешь сослаться на меня.
Еще я попросил у него ее фотографию. Ту самую, с выставки, только маленькую — если есть. Конечно, фотография была, и он дал мне ее. «На стол поставишь», — улыбнулся Фотограф.
В тот же день я вернулся домой и набрал ее номер. Никто не взял трубку. Я подумал, что позвоню на следующий день. Я дозвонился. Трубку поднял мужчина.
— Здравствуйте, я хотел бы поговорить с Марлен, — сказал я. Я забыл упомянуть ее имя: конечно же, Фотограф назвал мне его: Марлен Рихтнайт. Наверное, в честь Марии Магдалины Дитрих, подумал тогда я.
Мужчина сказал, что никаких Марлен по этому телефону нет. Мы сверили телефоны: я продиктовал ему тот, который набирал. Он уверил меня, что набрал я верно, но номер — неправильный. Я изви-нился и позвонил Фотографу. Была суббота, до понедельника я бы не дотерпел. Фотограф сказал: «Сейчас уточню». Он уточнил. Все было верно. Он продиктовал мне именно тот номер, который был записан у него в блокноте, и я не ошибся ни в одной цифре.
Поэтому вечером того же дня я купил букет цветов и отправился к ней домой. Наверное, я влюбился в ту фотографию, в ее глаза, в ее волосы.
Консьерж не обратил на меня внимания, и я спокойно поднялся на третий этаж. На этаже было девять квартир: с тридцатой по

12345

Публикация: 18.12.2009 10:21 Просмотров: 12332 Баллов: 212
Смотреть другие произведения автора

nostradamvs

| Репост

| Комментарии

Орешка

Оценка / Баллы:
1/1

Шокирующие цитаты мировой элиты, говорящей об уничтожении человечества… Монсанто - их инструмент?

Боль­ шинство и не ведает, как среди мировой элиты распространяетс­ я маниакальная вера в то, что человечество является раковой опухолью, которая разрушает планету и которую нужно уничтожить. Приведем прямые цитаты ведущих политиков, говорящих о необходимости уничтожения людей и продемонстрируе­ м фильм об одном потенциальном инструменте по сокращению человечества. Единственное интервью директора МонсантоПользователь: Орешка
Время: 03.04.2015 15:00
Гомункул13
Слушай, я очень Важные вещи пишу. Давай, читай.Пользователь: Гомункул13
Время: 03.04.2015 09:52
Гомункул13

Оценка / Баллы:
1/1

ПриветПользователь: Гомункул13
Время: 03.04.2015 09:52
Арлекино

Оценка / Баллы:
2/2

Здравствуйте! Когда увидел название и жанр...очень удивился.Дело в том ,что я сейчас пишу роман Фотограф. В серии Метро 2033. Надо же ...если интересно могу скинуть главу.Пользователь: Арлекино
Время: 15.01.2012 11:22
Darika

Оценка / Баллы:
2/2

Легкий отточенный язык, что вообще редкость (и для Факультета в частности), интересный сюжет. Захватило. Автору спасибо.Пользователь: Darika
Время: 14.09.2010 19:02
Elvis

Оценка / Баллы:
2/2

СНОСНО?!!!

Критик, да Вы ... Не хотелось бы ругаться рядом со страницами этого прекрасного, захватывающего произведения.

Необычного и затягивающего...

Скажу лишь, что критик всегда ассоциировался у меня со словом кретин.Пользователь: Elvis
Время: 08.08.2010 12:22
Пог

Оценка / Баллы:
2/102

Рассказ-победитель литературного конкурса Facultet-2008 (призовые)Пользователь: Пог
Время: 21.12.2009 21:55
Мерк

Оценка / Баллы:
2/102

Рассказ-победитель литературного конкурса Facultet-2008 (призовые)Пользователь: Мерк
Время: 18.12.2009 13:13

© Издательство Facultet, 2017. Электронная почта: main@facultetbook.ru